Ru  

Eng  
  Поиск     |     Календарь событий     |     Обратная связь    


 


 Национальный рейтинг университетов
 
 Методика
 
 Общие и частные рейтинги
 Общий рейтинг
 Образование
 Исследования
 Социализация
 Интернационализация
 Бренд
 Инновации
 
 АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
 
 ПАРТНЕРЫ
 
 Архив частных рейтингов
 
 Обсерватория образования и науки
 Рейтинги вузов: зарубежный опыт
 Российский опыт составления рейтингов вузов
 Полезные ссылки
 
 Аналитика: статьи, обзоры
 Отставки и назначения
 Рейтинг университетов: комментарии, статьи, обзоры
 
 Карта сайта
 




ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ 
ФИО*
Контактный телефон или email*
Текст вашего сообщения*
 Введите код, указанный на картинке*
  СВОДНЫЙ РЕЙТИНГ     РЕЙТИНГ ПО РЕГИОНАМ     РЕЙТИНГ ПО КАТЕГОРИЯМ  
  Главная страница

 
Генеральный директор компании Digital Science Russia & CIS Игорь Осипов: «Мы видим стратегическое движение в сторону открытой науки».


Генеральный директор компании Digital Science Russia & CIS Игорь Осипов рассказал в интервью корреспонденту «Интерфакса» о философии открытой науки, открытых данных, а также принципах глобального взаимодействия учёных, университетов, государства и фондов, которые лежат в основе новой глобальной платформы научно-технической информации Dimensions, появившейся при участие значительной части авторитетных представителей российского исследовательского сообщества

.

- Digital Science выстраивает значительную часть своей работы в философии открытой науки, открытого доступа к данным. Какие основные отличия проектов Вашей компании от коммерческой наукометрии Web of Science и Scopus? Как складываются отношения с ними?

- В первую очередь, надо все-таки сказать, что Digital Science это тоже коммерческая компания, не бесплатный проект, а инвестиция со стороны издателя Holtzbrinck Publishing Group, но инвестиция очень ответственная. С какой стороны она ответственная? Поскольку мы видим стратегическое движение в сторону открытой науки и регуляторы по всему миру идут ровно в том же направлении - мы в России не исключение в данном случае - возникает потребность, чтобы во всех следующих поколениях наукометрических решений учитывалась эта парадигма. Открытость уже вплетена в нашу жизнь и заложена в Dimensions: мы не можем сейчас разрабатывать что-то новое, как лет 12-15 лет назад, и сделать это так же, как делали компаньоны по рынку. Второе, чем наш проект может отличаться от двух крупнейших платформ – их работа с данными выстроена практически полностью на коммерческой основе, там нет открытого доступа к реальным данным, и это, по сути, является барьером к инновациям - есть барьер на уровне работы с метаданными, барьер по цене и т.д., что не вполне соответствует парадигме открытой науки. Естественно, что университеты, исследовательские институты, фонды, правительственные организации говорят: «А давайте мы откроем определённый пласт данных и сделаем его более доступным. Dimensions в значительной степени отвечает на этот вопрос. При этом платформа должна развиваться и ее аналитические части – это коммерческий продукт. Давайте, однако, посмотрим, что у нас в открытом доступе? Поиск по всем публикациям – это колоссальный шаг вперед, то, чего еще никогда не было. Критик скажет, что это «приманка», и дальше возобладает коммерческая составляющая. Но давайте посмотрим на глубину «приманки». Это гигантский пласт информации – почти 90 млн. публикаций – , который впервые выложен в открытый доступ, и таким останется, в соответствии с тем, как основатели позиционируют Dimensions. Ссылки, которые относятся к поиску по этим открытым публикациям, также в открытом доступе – их почти миллиард. Базовая аналитика нового поколения - в открытом доступе. Дальше мы идем уже в глубину массивов - второй очень важный элемент - это гранты и грантовая информация – то, чего в аналогичном объеме никогда ни у кого не было (хотя есть целый ряд региональных и международных проектов, которые регистрируют открытую грантовую информацию), только в первоначальной версии Dimensions, созданной Uber Research. Это уже следующий этап работы, коммерческий. Затем есть патенты, которые, безусловно, являлись частью других решений, но здесь главный вопрос – об охвате и взаимосвязи всей этой информации между собой. Потом мы говорим о результатах клинических испытаний, это тоже были ранее отдельные базы, а сейчас – создается единое пространство с несколькими крайне важными типами или элементами информации, которые взаимосвязаны между собой. И как финальный аккорд - почти 4 млрд. взаимосвязей между разными типами данных, которые были созданы и проверены за время разработки. Кроме этого, альтметрики уже интегрированы в платформу. Еще очень важный момент, на мой взгляд, это то, что в создании платформы, а ее создание заняло два года, принимало прямое участие более 100 университетов, фондов, библиотек и экспертов по всему миру, включая российские. Важная мотивация -- все в равной степени могли внести свой вклад в развитие проекта. Участие в разработке и развитии платформы такого значительного числа университетов и фондов – это тоже свидетельство перемен в академической сфере, показатель стремления академического сообщества к открытости, новым моделям работы со знаниями и интеллектуальной собственностью.

 

- Как Вам это удалось? Как удалось объединить сервисы, созданные различными группами исследователей?

- Изначально сама философия проекта была очень открытой, и это крайне важно. Эту философию открытости разделяли и международная команда Кристиана Герцога, основателя проекта, немецкий инвестор Штефан фон Хольцбринк и английская команда Digital Science. Хотелось бы подчеркнуть также и горизонтальность модели созданной компании – это объединение нескольких коллективов, выросших из конкретных ученых и университетов, разработавших наилучшие, на взгляд инвестора, академические сервисы. Все это будет развиваться даже быстрее и интереснее, если и российские участники будут также включены в процесс, причем с самого начала.

 

- Каким образом представлены в Dimensions российские исследователи и организации с точки зрения информации?

- Мы выпустили специальное руководство по данным внутри Dimensions, и там на нескольких десятках страниц подробнейшим образом описываются, какие данные, откуда и т.п. Объём публикаций отображается в открытом доступе – так что можно самостоятельно посмотреть, покритиковать или посоветовать. По информации о научных грантах, научном финансировании, я знаю совершенно достоверно, что Россия занимает почетное 4 место по количеству (не по суммам) научных грантов из открытых источников, то есть она представлена очень достойно. Если вы посмотрите на другие платформы, то Россия там представлена в каком-то процентном виде от общих объемов, что часто является раздражающим фактором для взаимоотношений между провайдером информации и российским учёным сообществом. И тех, и других я знаю уже полтора десятка лет и очень хорошо понимаю логику этого процесса. Хотелось бы эту логику немного уже нарушить, и сделать так, чтобы всё было справедливо и понятно. Вполне разделяю цель внести вклад в решение задачки адекватной репрезентативности всех наукоемких стран, где без России обойтись невозможно. Но для этого нужно работать вместе.

 

- Применяют ли систему Dimensions правительственные агентства, корпорации, университеты и НИИ для выработки стратегий R&D? Есть ли какие-то интересные примеры сотрудничества?

- Примеры есть во всех названных вами сегментах и в государственной сфере и в бизнесе. Пока еще не в России, потому что запуск всего портфеля Digital Science здесь произошел чуть позже, но Dimensions вышел одномоментно по всему миру. Используется ли это решение у нас в России? Скажем так, в России его успешно используют в партнерском смысле – изучают, используют данные уже значительное время аналитики из СПбГУ, УрФУ, ЮФУ, Российский научный фонд, Фонд содействия инновациям, РАНХиГС, Университет ИТМО, ДВФУ, МФТИ, КФУ, ГПНТБ СО РАН, ТПУ, СамГУ имени Королева, и эксперты АО «Российская венчурная компания». Общее впечатление: такого ещё не было. И наш разговор с вами подтверждает, что общее впечатление верное (улыбается).

 

- Российские регуляторы положительно отнеслись к выходу Dimensions на рынок?

- Мы не смогли охватить всех сразу одномоментно. Мы начали разговор с университетами, мы начали разговор с фондами, коллегами из АП, нас ждет разговор с РАН. С Минобрнауки РФ мы начали общение недавно - на этапе запуска Dimensions и на Гайдаровском форуме 2018. Безусловно важно, чтобы такие масштабные проекты как Dimensions развивались при полноценном понимании взаимной пользы и с учетом интересов всех заинтересованных сторон.

 

- Как Dimensions может повлиять на развитие академических коммуникаций в России?

- Речь даже не о том, что компания будет вносить какой-то вклад. Если вы посмотрите, РАН уже открыла свои публикации вовне, ИТМО совместно с РВК сделали первое исследование коммуникационной стратегии сотни университетов с помощью нашего сервиса Altmetric. Выводы такие: если вы видны, вам легче привлечь и талантливых преподавателей, талантливых студентов, и финансирование для проектов. Я думаю, что коммуникации, безусловно, будут развиваться. Хотя это, скажем так, не везде и не всегда соответствует нашему культурному коду в научной среде – у нас в России не принято о себе громко говорить. Но при этом и вовсе не говорить тоже нельзя.

 

- Поддерживает ли Ваша компания молодых ученых, у которых есть новые идеи и открытия?

- Здесь надо вернуться к философии проекта. С самого начала Digital Science - это компания основателей, а не мега-формальная корпоративная структура с иерархической лестницей, когда наверху сидит босс, а десятью ступенями ниже - десятки сотрудников-винтиков. За каждым из инновационных продуктов, включая Dimensions, Altmetric и другие внутри портфеля, стоит ученый, который это придумал, создал маленькую команду, получил венчурное финансирование от Digital Science, от Holtzbrinck в виде гранта или какого-то seed-funding и развил своё изобретение в интересный проект, который впоследствии был интегрирован в портфель Digital Science. То есть это «в крови» Digital Science – помогать молодым талантливым учёным. В Лондоне, например, ежегодно проходит конкурс грантов Catalyst Grant. Это финансовая поддержка талантливых проектов, которые затем преобразуются в продукт. Я надеюсь, что мы эту практику предложим в России и сможем ее правильно «локализовать» вместе с профильными фондами или университетами.

 

   
   
   
Copyright © 2018 Национальный рейтинг университетов       |       Контакты разработка: web.finmarket

Rambler Top100